Из башни видно дальше

Александр Мелихов беседует с руководителями литературного агентства «Флобериум» – филологом, редактором Ольгой Аминовой и филологом, писателем Татьяной Булатовой – о новых форматах, подводных камнях и первых успехах.
– Не сомневаюсь, что вы тоже тысячу раз слышали сетования на то, что прервалась связь между писателями и читателями: до читателей не доходит ни информация о новых книгах, ни сами книги. И государство заниматься литературой явно не собирается, чего, впрочем, интеллигенция от него и не требовала. Поэтому сегодня очень важна частная инициатива в продвижении книг к читателям, а для начала – к издателям. Особенно жизненно важно это для начинающих авторов, которым нужна ещё и консультативная помощь опытных редакторов и писателей. И вот после многих лет руководства издательской политикой «Эксмо» вы возглавили литературное агентство «Флобериум», которое, насколько я понимаю, ставит перед собой именно перечисленные задачи. Расскажите о ваших планах. И почему, кстати, «Флобериум»?





– О.А., Т.Б.: Начнём с названия. Для всякого филолога имя Флобера знаково. Во-первых, он один из лучших стилистов мировой литературы. Во-вторых, это мастер, в наследии которого не только художественные тексты, но и великолепные размышления о сути литературы и творчества. В-третьих, именно Флобером знаменитый образ «башни из слоновой кости» был превращён в символ писательского самосовершенствования и аристократизма духа.

Так вот эти качества: необходимость работы над стилем, соответствие высоким эстетическим критериям, требование постоянного самосовершенствования мы сделали основными пунктами своей программы. А знаменитый латинский суффикс -иум, добавленный к имени Флобера, позволил нам создать особое креативное пространство, в котором могут гармонично сосуществовать литературное агентство и школа писательского мастерства, начинающий автор и зрелый писатель, литературный агент и издатель.

Связи между писателем, издателем, читателем не прервались, просто они приобрели иной характер. Государственная составляющая в их построении сменилась коммерческой, что не могло не сказаться на тиражах, авторитете автора, популяризации и доступности его книг. «Флобериум» ищет пути для того, чтобы взаимодействие трёх субъектов литературного процесса стало доступным, конструктивным, свободным от бюрократических проволочек.

– Как вам пришла в голову идея создания «Флобериума»?

– Т.Б.: Она была подсказана самим временем. Любой писатель мечтает о том, чтобы его дорога в издательство оказалась лёгкой, короткой, комфортной. Поэтому, размышляя о судьбе своих первых текстов, я чётко понимала: мне нужен литературный агент, представляющий мои интересы и вхожий в святая святых – в кабинет редактора. Заручившись поддержкой литературного агента Н.Я. Заблоцкиса, я освободила себя от рассылки произведений в сотни издательств и вечного ожидания ответа. Кроме того, наличие агента позволило мне самой выбрать того редактора, к которому есть вотум доверия. Вот уже шесть лет меня сопровождает в литературном мире блестящий редактор Юлия Раутборт, в то время как коллеги по цеху «скачут» от одного специалиста к другому. Рассказы авторов о мытарствах на пути к издателю приводили меня к одному и тому же вопросу: почему бы не обратиться к услугам литературного агента? Но оказалось, что рынок агентских услуг в России ничтожно мал, а значит, поле деятельности в этой сфере просто огромно.

– О.А.: Идея о необходимости литературного агентства и школы пришла мне тогда, когда я находилась по другую сторону баррикад – в кресле руководителя отдела современной российской прозы издательства «Эксмо». Если бы вы знали, какое количество сил, денег, времени расходуется на то, чтобы найти интересных авторов! Сложно выстроенная система рецензирования, наличие скаутов, «сёрфинг» редакторов в океане интернет-публикаций всё равно не дают тех результатов, которых ожидают издатели. От этого страдают и читатели. Насколько упрощается жизнь редактора, когда опытный литературный агент, знающий о потребностях издательства, понимающий законы книжного рынка, разбирающийся в литературе, приводит за руку яркого автора!

Так вот мы решили: если совпадают потребности и автора, и редактора, то почему бы не создать агентство, главной чертой которого является способность рассматривать любой литературный факт как минимум с двух сторон: писательской и издательской. Правда, есть ещё один момент, позволивший нам стать командой. Это общий филологический и преподавательский опыт.

– Чем вы отличаетесь от других литературных школ и агентств?

– О.А., Т.Б.: Мы детально изучили существующий рынок услуг агентств и литературных школ. Опыт наших коллег заслуживает большого уважения. Они были одними из первых. Но мы – другие. Мы прокладываем свой собственный путь: впервые школа писательского мастерства соединилась с литературным агентством. Дали знания, сформировали навыки – лучших привели к издателю. Но не только в этом наше отличие от существующих компаний. Мы не просто предлагаем отдельную рукопись к публикации – мы готовим авторский проект «под ключ». К работе над ним мы привлекаем специалистов разных сфер: психологов, имиджмейкеров, художников, фотографов, маркетологов, специалистов по рекламе и PR. Надеемся, что не за горами тот час, когда можно будет устраивать тендер для издателей на покупку нового перспективного писательского проекта.

– Почему в России так слабо развивается рынок агентских услуг в отличие от Запада?

– О.А., Т.Б.: Как вы себе представляете образ литературного агента в советской издательской системе? Его функции выполняли союзы писателей, которые принимали (или не принимали) в свой круг новоиспечённых авторов, давали рекомендации, составляли план по публикациям. Коммерческий издательский рынок такое управление отверг, но пока своего института не создал – слишком молод. Хотя ситуация с мёртвой точки сдвинулась. Тем не менее хороших литературных агентств по-прежнему мало.

– Можете ли уже отчитаться о каких-то успехах? Имеются ли уже авторы, «пристроенные» в издательства? О выпускниках школы говорить, по-видимому, рано?

– О.А.: На данный момент литературное агентство сотрудничает с десятью авторами. По некоторым из них мы вышли на подписание договоров с издательствами. «Флобериум» не ставит перед собой цели набрать как можно больше проектов. Качество для нас важнее количества. Мы не принесём к редактору случайную рукопись. В бытность мою в «Эксмо» я порой получала от некоторых недобросовестных агентов тексты, которые не прошли через экспертизу, иначе говоря, агент высылал мне рукопись, которую сам не читал. Работал на авось: понравится редактору – заключу с автором договор, не понравится – попрощаюсь. Мы ценим время своих коллег и дорожим своей репутацией, поэтому от «Флобериума» издатель получит только самое лучшее.

– Т.Б.: Пока литературная школа «Флобериум» только объявила о своём открытии, но не определила начало набора. Мы находимся на стадии информирования своих будущих слушателей. Надеемся, что в мае литературная мастерская начнёт свою работу.

– Какие форматы обучения вы используете?

– О.А., Т.Б.: Проще сказать, какие мы не используем! У нас есть и лекции, и семинары, и творческие лаборатории, и мастер-классы от известных писателей, редакторов, переводчиков, маркетологов. Есть онлайн и офлайн программы. Пре­дусмотрена работа в коллективе и индивидуально. Мы приветствуем гибкость и разнообразие форматов.

– Ольга, Татьяна, абсолютно очевидно, что запуск такого грандиозного проекта, как ваш, не может обойтись без сучка и задоринки. Были ли моменты, которые заставили вас поволноваться?

– Т.Б.: Не только поволноваться, но и посмеяться. За достаточно короткий период существования агентства и школы «Флобериум» мы столкнулись с несколькими любопытными тенденциями.

Одна из них – это специфическое произнесение имени Флобера с ударением на первый слог: «Флубер». Услышав это, ты вдруг отчётливо понимаешь, на каком свете находишься: ты – в России, причём либо в банке, либо в налоговой, либо у нотариуса. Поверьте, первоначально просветительских задач мы перед собой не определяли. Но, став литературным агентством «Флобер», уточнили задачи, заностальгировав по тем временам, когда среднестатистический российский интеллигент в принципе не мог ошибиться в произнесении имени классика мировой литературы.

– О.А.: За три дня работы нашего сайта мы получили несколько писем критического содержания. Некоторые оказались не способны совместить образ великого классика и лёгкой иронии. Попугай на плече Флобера, перо за ухом гения, телефон в его руках, корона либо магистерская шапочка на голове – все эти «весёлые картинки» на нашем сайте стали объектом осуждения. А ведь сам Флобер был непревзойдённым мастером иронии.

Относиться к этому можно по-разному. Но, по сути дела, и первая, и вторая тенденции – это свидетельство неравнодушного отношения к начатому нами делу. И вот это не может не радовать!

 – Ну что ж, остаётся пожелать успехов вам и вашим подопечным и посетовать на судьбу, что я не попал в их число лет сорок назад. А то, когда я впервые ступил через порог редакции и остановился, не зная куда дальше следовать, тётенька за столом так меня поприветствовала: «Чего вы тут встали? А то схватят что-нибудь со стола…»

«ЛГ»-досье:

«Флобериум» – компания, которая объединила в себе литературное агентство полного цикла и школу литературного мастерства. Организация осуществляет свою деятельность на основе прочной научно-методической платформы, сопровождая писателя на пути к издателю и читателю. По окончании школы литературного мастерства выпускникам выдаётся соответствующий сертификат.